Суббота, 22.07.2017, 01:43 Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
Главная » 2015 » Ноябрь » 24 » Говорить нельзя молчать: 16 дней против насилия
16:26
Говорить нельзя молчать: 16 дней против насилия

Во всём мире насилие является такой же распространённой причиной смерти и недееспособности женщин репродуктивного возраста, как рак…

Как на войне

Какое-то время назад исполнительный директор Российской ассоциации кризисных центров Наталья Абубикирова, характеризуя катастрофическую статистику по женщинам – жертвам семейного насилия, сказала буквально следующее: «Количество женщин, умирающих каждый год от рук мужей и сожителей, в Российской Федерации примерно равно общему числу советских солдат, погибших за 10 лет войны в Афганистане». Страшно? Ещё страшнее становится, когда понимаешь, что ситуация из года в год не меняется: мужчины бьют и убивают каждый месяц больше тысячи женщин, среди которых и маленькие девочки, и старушки. Однако основная группа риска – всё же женщины так называемого репродуктивного возраста, как правило, 30-45 лет.

Алла, 32 года:

- У меня четверо детей: старшей дочке от первого брака 10 лет, трое остальных почти погодки, им 4, 2,5 и 1 годик. В ноябре я развелась с их отцом. Но, боюсь, наши мучения на этом не закончатся. Когда я была беременна вторым ребёнком, мой бывший муж так сильно избивал меня, бил по животу, что сын родился преждевременно. Когда носила младшую, он душил меня. Тогда я еле вырвалась и убежала на улицу. Думала, там же и умру. Мою старшую девочку он просто ненавидел. Избивал её до такой степени, что ребёнок сейчас у меня стоит на учёте у психиатра. В тот вечер, что он буквально кромсал её тельце дверью, а я пыталась её от него загородить, я вызывала полицию. Первой приехала скорая, только после неё – участковый. Фразу, которую он нам тогда сказал, я помню до сих пор: «Будет труп – будет дело». И уехал. На окружающих мой бывший муж производит хорошее впечатление – умеет всем нравиться. Чудовищем он становился лишь дома. Я рада, что мы наконец развелись: этот шаг потребовал от меня мужества и всей моей воли. Но я боюсь, что он исполнит свою угрозу и будет мешать нашей нормальной жизни…

Елена, 43 года:

- Мы с мужем женаты 20 лет. У нас двое детей. Недавно муж облил меня и нашу несовершеннолетнюю дочь спиртом и стоял над нами с зажженной зажигалкой. Говорил, что от него сейчас зависит – жить нам или умереть. Не знаю, что ему помешало. Может, просто замешкался. Мы успели выбежать из дома. Я сразу решилась подавать на развод, понимаю, что в следующий раз он нас просто убьёт. Сейчас мужа словно подменили: он стремится проявить заботу, зовёт нас с дочкой обратно домой. Специалистов кризисного центра, когда те сопровождали меня, чтобы я забрала наши вещи и документы, хотел подкупить гостеприимством: обед наварил, за стол приглашал. Но я знаю, что это маска. И это чудовище уже ничто и никто не преобразит – это не сказка.

Марина, 29 лет:

- У меня двое детей: старшему сыну 6 лет, младшему – 3 годика. Их отца, своего мужа, я похоронила в начале ноября. Он был хороший, не обижал нас, заботился о детях. Да, он сидел в тюрьме, но даже оттуда присылал нам деньги. И когда вышел, ничего плохого нам не делал. Но сейчас его с нами нет. В ад нашу жизнь превратил мой брат, с которым мы проживали в одной квартире, где прописаны все вместе и куда я пришла после интерната. Брат – наркоман. Агрессивный, жестокий. Он кидался на меня и на моих детей с ножом, кричал, что убьёт. Крики по ночам, его невменяемые друзья-наркоманы не давали нам спать, угрожали. Я много раз вызывала полицию. Самое большее, что они сделали, - один раз забрали его ровно на час, а потом снова выпустили. Участковый мне даже сказал, что это наши семейные дела и на следующий вызов с нашего адреса он просто не приедет. Брат даже не стоит на учёте как наркоман, как и его друзья. Полиция всё знает, но ничего не предпринимает. Им, наверное, статистику портить не хочется: вроде как в Туле всё хорошо. Сейчас мы с детьми живём в съёмной квартире, с нами же и мой дедушка: оставить его в одной квартире с братом – значило бы отправить его на кладбище. Помогают мне только в Кризисном центре. На сигналы отсюда полиция реагирует. Но что делать дальше, я не представляю. Не знаю, как отстоять свои права и права своих детей…

Комментарий специалиста

Татьяна Гурова, и.о. директора ГУСОН ТО «Кризисный центр помощи женщинам»:

- Человеку, который никогда не сталкивался с насилием, трудно понять женщин, ставших клиентами нашего центра. Очень распространённая фраза «Сама виновата: я бы никогда не позволила поднять руку на себя/своего ребёнка» априори некорректна. Во-первых, сказавший такое человек вряд ли побывал в аналогичных условиях. А во-вторых, вероятно, не имеет таких же нюансов воспитания, становления как личности. До встречи с домашним обидчиком каждая из наших клиенток была убеждена в своём неоспоримом праве на счастье. Попав же под влияние умелого манипулятора (а, как известно, семейные агрессоры легко подчиняют волю более слабого эмоционально партнёра), их жертвы начинали стремительно терять уверенность в себе. В их мозг изо дня в день вкладывалась информация о том, что они никому не нужны, ничего не умеют, бездарные и бесполезные существа. И если поначалу это просто пренебрежение, то уже позже – жестокость в чистом виде.

Как правило, к этому моменту в семье уже появляются дети и это становится дополнительным фактором, заставляющим женщин терпеть унижения, побои и издевательства. Иллюзии о том, что это любовь и ради неё нужно терпеть, исчезают. Остаётся страх и полное неверие в свои силы и какую-либо помощь извне. Для таких женщин обращение в наш центр – уже само по себе большой подвиг. Задача наших специалистов – помочь чётко сформулировать жизненную позицию, где нет места унижениям, угрозам и побоям, обрести веру в себя, эмоциональную и материальную независимость. Это процесс небыстрый, но результат того стоит. Более того, мы готовы работать и с семейными обидчиками, но, как правило, мужчины не изъявляют желания меняться, утверждая, что корень проблем вовсе не в них…

Личное дело

В России до сих пор нет федерального закона, призванного остановить домашнего садиста и предотвратить трагедию. Примечательно, что с 1995 года, когда в Госдуму был внесён первый законопроект о профилактике семейного насилия и помощи пострадавшим от него, число подобных инициатив к настоящему моменту достигло 40! И это притом что и эксперты, и практики, и даже сами депутаты нижней палаты парламента сходятся во мнении: России с её удручающей демографией, как воздух, нужен такой закон.

У тех, кто не настроен что-либо менять в отношении семейного насилия на законодательном уровне, своя логика. Дело в том, что Уголовный кодекс РФ предусматривает ответственность за насильственные действия и в отношении близких людей. Однако данные статьи носят так называемый частный характер. А это означает, что только сама жертва сможет подать заявление в суд, собирать доказательства вины насильника, то есть просить свидетельские показания у соседей (если те вообще захотят их давать и лезть в дела семейные), оформлять справки о побоях и т.д. Максимальный срок, который «светит» изуверу при самом хорошем для жертвы раскладе, - 3-4 месяца заключения. Неудивительно, что более 90 процентов женщин, подвергшихся насилию со стороны мужей, сожителей и просто родственников, забирают свои заявления обратно. Дела закрываются за примирением сторон. Большинство же вообще предпочитает «не выносить сор из избы», поскольку эмоционально и материально зависимы от своих мучителей, испытывают страх и стыд. А когда есть дети, выбора у женщины почти не остаётся.

В постели с врагом

Психологи выделяют три фазы цикла насилия, стандартные для семей как с низким, так и с высоким социальным статусом. На первой стадии происходит постепенное накопление негатива, когда обидчик начинает позволять себе оскорбления и угрозы в адрес партнёрши. Как правило, мужчины, а следом за ними и их потенциальные жертвы оправдывают такое поведение какой-либо сложной жизненной ситуацией, стрессом, например. Именно на этом этапе женщина должна максимально эффективно воспользоваться поддержкой близких или специализированных центров.

Острое насилие – это вторая фаза цикла. Сломанные челюсти, носы, выбитые зубы, поломанные рёбра – далеко не весь перечень диагноза, который ставят жертвам домашней тирании медэксперты. Уже буквально на следующий день – когда проспятся или придут в чувство – насильники ползают в ногах, умоляя простить их и начать всё с чистого листа. В этот «медовый месяц» мужчины, как правило, демонстрируют доказательства своей любви и желание сгладить вину. Но! В 99 случаях из 100 насилие совершается вновь. Если цикл запущен, прервать его практически невозможно. И, как показывает практика, степень насилия раз от раза только возрастает. Продолжительность третьей фазы – «медового месяца» – стремительно сокращается, и тогда жизнь женщины и её детей под одной крышей с маньяком превращается в ад.

Опять-таки из опыта правоохранительных органов и специализированных центров видно, что только после седьмого (!!!) акта насилия женщина решается обратиться в суд. Впрочем, у некоторых этого седьмого по счёту раза не наступает: они погибают раньше…

Эти смерти на совести не только семейного изувера, но и всех из окружения данных пар, кто знал о ситуации, но молчал. Родители, друзья, соседи, наконец. Даже если женщина не делится ни с кем своей болью, отзвуки кошмара, в котором она живёт день от дня, в любом случае очевидны для её близких. У нас в стране считается, что вмешиваться в чужие отношения – дурной тон, поступок, который впоследствии настроит против добровольного помощника обоих партнёров. Это заблуждение стоило и стоит до сих пор 14 тысяч смертей в год, по одной каждые 40 минут. Не молчаливое ли согласие окружающих развязало руки семейным тиранам?..

Ты не одна!

Системное решение проблема семейного насилия в нашем регионе стала приобретать в начале позапрошлого года. В январе 2013-го при поддержке губернатора Владимира Груздева на базе социально-реабилитационного центра №3 был создан Кризисный центр помощи женщинам. В первый год существования центра за помощью к его специалистам обратились порядка 1000 женщин, в прошлом году – более 1500. На момент подготовки справки по 2015 году эта цифра уже превысила 1700. Всего за время существования центра помощь получили более 4000 женщин.

Учреждение оказывает экстренную психологическую, юридическую помощь, а также социальную поддержку женщинам и семьям, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Имеется предоставленное благотворителем жилье для временного проживания оставшихся без крыши над головой жертв семейного насилия, женщин с детьми. Только в этом году временный кров получили 30 женщин, 22 из них – с маленькими детьми. Из 52 женщин, обратившихся за помощью в связи с жестоким обращением в семье, 20 заявили о своём желании получать услуги Центра: с ними проводят работу психологи, юристы – оказывается полный комплекс услуг по сопровождению.

Также психологи и социальные педагоги Кризисного центра участвуют в мероприятиях по профилактике отказа от новорожденных. В этом году по состоянию на ноябрь из 42 женщин, выразивших намерение отказаться от новорождённых детей, благодаря работе специалистов Центра 19 изменили своё решение – малыши воспитываются в кровной семье. При необходимости этим женщинам оказывалась, в том числе, и материальная поддержка за счёт средств благотворителей и помощи волонтёров.

Но покончить с этой бедой можно только сообща. Каждый из вас может подарить шанс женщинам, подвергающимся насилию, дав им координаты Кризисного центра помощи женщинам: отправив ссылку в соцсетях, рассказав лично, сделав через медиа эту информацию максимально доступной. Отдать свой голос в поддержку рассмотрения закона о профилактике домашнего насилия можно, пройдя по ссылке http://kriziscentr71.ru/news/576

Сделайте это, не оставайтесь равнодушными!

P.S. Все героини проживают в Туле.

Их имена изменены.

 

Просмотров: 119 | Добавил: Ира | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]